Чип, бирка или ошейник: как промаркируют сельскохозяйственных животных

Эксперт Николай Лычев объяснил, как будет проходить маркировка животных в России.

МТРК «МИР»
23 июн 04:22

Совет Федерации утвердил принятый Госдумой закон об обязательной маркировке сельскохозяйственных животных. Для чего она нужна и как будет проходить? Об этом телеканалу «МИР 24» рассказал главный редактор отраслевого портала Agrotrend.ru Николай Лычев.

– Закон об обязательной маркировке сельхоз животных был принят Госдумой сразу во втором и третьем чтениях неделю назад. А когда теперь новые требования вступят в силу?

Николай Лычев: Что касается вступления в силу. Сегодня, как вы правильно сказали, закон одобрил Совет Федерации. Я напомню, что для вступления в силу его еще должен подписать президент, что скорее всего и случится. И, если опираться на принятые Госдумой и Советом Федерации законы, то он должен вступить в силу с 1 сентября 2023 года. А срок начала учета сельскохозяйственных животных начнется в сроки, которые установит постановление правительства РФ. Но не ранее 1 марта 2024 года.

А какие сельскохозяйственные животные должны будут в итоге встать на учет?

Николай Лычев: Давайте начнем в порядке исключения. Потому что встать должны будут практически все. Кто не будет подлежать индивидуальной маркировке и групповому учету? Это дикие животные, водные животные. То есть которые прописаны федеральными законами о животном мире и о рыболовстве. А также животные, которые не относятся к сельскохозяйственным и принадлежат гражданам. То есть это кошки, собаки, так называемые животные-компаньоны. Вот, скажем, их или аквариумных рыбок маркировать не придется. Все остальные должны будут встать на учет.

– То есть если человек держит в деревне десяток кур, два десятка кроликов, каких-нибудь пчел, все это должно быть учтено?

Николай Лычев: Даже если он держит одну курицу, одного кролика и одну пчелу, то, по логике закона, скорее, их придется маркировать, чем нет. Потому что и те, и другие, и третьи – это сельскохозяйственные животные, хоть и принадлежащие гражданам. Еще раз напомню, что не маркировать разрешается только не сельскохозяйственных и непродуктивных животных. Но, опять же, кого и как маркировать конкретно определит не Федеральный закон, а правительство Российской Федерации свои постановлением.

– А как эта маркировка будет осуществляться технически? Обычно, когда говорят о маркировке животных, первое, что приходит на ум – чипирование. Но мы же не только об этом говорим?

Николай Лычев: В том же законе есть принятый открытый список видов маркировки, которая может применяться. Почему открытый? Потому что информационные технологии постоянно совершенствуются, появляется что-то новое, изобретается, завозится, и каким будет этот список к 2024 году, мы с вами до конца не знаем.

Вы правильно сказали, это чипирование. Я еще добавлю, те, кто смотрит телевизор, наверное, видели на ушке у коровы или бычка бирочку, – это внешний чип, это пластмассовая бирка. А есть и подкожные микрочипы, которые вы имели в виду. И есть болюсы – электронные устройства, напоминающие маленькую шариковую ручку. Которую вводят через ротовую полость животного с помощью имплантационного устройства, она задерживается в преджелудке и оттуда передает информацию. Это третье. И есть тавро и татуировка, это четвертое и пятое. Есть кольцевание, это шестое. И есть электронный ошейник на того же бычка. Вот такие типы маркировки.

Кстати говоря, если будет возможность, мы поговорим о том, сколько это будет стоить.

Это, кстати, один из вопросов. Сколько за нее придется заплатить?

Николай Лычев: В законе прописана ориентировочная рекомендованная стоимость средств маркировки. Давайте по порядку. Самое дешевое – это пластмассовая бирка, с которой мы начали обсуждать. От 14 до 20 рублей стоит сама бирочка и до 70 рублей, но не меньше, чем 50 рублей, ее установка. Как ни странно, дороже всего не электронные импланты, а татуировка и таврение. Это 200 и 500 рублей за процедуру.

За одного животного?

Николай Лычев: Да. А еще есть дешевый способ – кольцевание. Колечко стоит 5-10 рублей, и процедура от 20 до 50 рублей. Ошейник стоит 50-250 рублей, а устанавливать его не надо за плату, можно самим надеть. Подкожный микрочип стоит 90-140 рублей за штуку, а установка 50-100 рублей. Вот такие пока рекомендованы расценки. Но опять же, пройдет год-полтора, прежде чем закон вступит в силу. Значит, реально работы до двух лет даже займут. Поэтому, конечно, цены будут меняться.

– По данным экспертов, подобный учет системно ведут 40 регионов России. То есть, в принципе, система уже наработана. Может, просто распространить опыт на всех?

Николай Лычев: Мы говорим несколько о разных вещах. Вы говорите про учет животных. Да, ранее в законодательстве были две процедуры, – идентификация и учет. Это то, о чем вы сейчас говорите. А маркировка – это третье, это другое. Это прямое отождествление животного с информацией о нем. Вы можете иметь учет животного, но у вас нет его маркировки. Поэтому, сколько регионов ведут учет, мне лично неважно и не интересно, 50, 60 или 40. Важно то, что все обязаны будут еще и маркировать животных указанными ниже способами. Это не одно и то же.

– То есть если в одном из этих 40 регионов животное уже стоит на учете, то маркировка ему все равно обязательно будет нужна?

Николай Лычев: Конечно, ведь это разные вещи. Хорошо, если они стоят на учете. Потому что без учета животного делать маркировку не имеет никакого смысла. Теперь важно связать уже состоявшийся учет животного с его маркировкой в режиме реального времени.

– А тогда, на ваш взгляд, для чего нужна эта поголовная маркировка всех сельхоз животных в стране? Какие основные положительные моменты она даст?

Николай Лычев: По сути, основная цель этих поправок, я напомню, что это не сам по себе какой-то новый закон, это сумма поправок в давно действующий Федеральный закон «О ветеринарии». Так вот, основная суть суммы этих поправок – это контроль за перемещением животных с целью профилактики инфекционных заболеваний скота, птицы и так далее. А если шире, о чем должен знать потребитель, телезритель телеканала «МИР 24». Цель – это предотвращение распространения болезней животных и прослеживаемости продукции животноводства.

Опять-таки, для чего это нужно. По сути, главная цель – реализация последовательности происхождения и применения продукта животноводства от самого животного до полки и тарелки. Это выявление источников вспышек различных заболеваний животных, таких как африканская чума свиней, птичий грипп, и так далее. Чтобы заранее выявлять и купировать. И, конечно же, опять общие заболевания для животных и человека, например, сальмонеллез. В итоге все это позволит специалистам Госветслужбы оперативно это выявлять, чтобы организовать сквозной контроль от поля до прилавка. Это, фактически, вопрос продовольственной безопасности. И вот как раз в этой пищевой цепочке от поля до прилавка или от поля до вилки первичным звеном нашего с вами потребления является учет животных, то есть само это животное как источник дальнейшего продовольствия.

Я попробую сейчас со своей точки зрения расшифровать то, что вы сказали. Буквально накануне было сообщение о том, что на Ставрополье зафиксирован абсолютно единичный случай заболевания сибирской язвой. Но, если есть маркировка, если это животное заболело или заболел человек, который контактировал, или есть подозрение на больное животное, то мы уже понимаем, что нужно отслеживать это место. И есть уверенность в том, что зараженные продукты из этой точки никуда не попадут.

Николай Лычев: То, что вы сейчас описали, это уже не предотвращение, а то, что уже случилось, к сожалению. Заболевание как минимум одного животного бактерией сибирской язвы. Но, если мы берем этот случай, получается, что здесь мы можем идентифицировать это животное, локализовать каким-то образом, изолировать или выбраковать, уничтожить. И не допустить его контакта с остальными животными, а также с людьми, которые тоже чувствительны к сибирской язве. Вот вам прямой хороший пример заболевания, общего для человека и животного.

Ну и, я так понимаю, если посмотреть с другой стороны, то эта маркировка, четкое отслеживание происхождения того или иного животноводческого продукта, должны положительно повлиять и на экспортные возможности?

Николай Лычев: Я бы не сказал, что это как-то повлияет на экспортные возможности. Потому что новая система, по сути, ничего не меняет. Идентификация животных уже существует. Есть государственная система «Меркурий» – это альтернативная система, где, кроме отслеживания качества продукции, предусмотрено отслеживание поголовья скота на ферме или на поле. То есть на животное вешается бирка с номером, и этот номер, это животное фиксируется в системе «Меркурий». Все его перемещения, состояния, для этого и нужно чипирование или иное маркирование. То есть все это уже есть.

И экспортеры продукции животноводства, я вас уверяю, все это делают, у них есть все эти средства идентификации, они это все уже решили. Поэтому на экспорт это сильно не повлияет. На него больше влияют ковидные ограничения и всякие геополитические стрессы, которые мы сейчас испытываем. А не наличие маркировки или ее отсутствие. Плюс ко всему, наличие маркировки животных внутри страны-экспортера не является обязательным требованием со стороны стран импортеров.



ДРУГИЕ НОВОСТИ ОБЩЕСТВА